Please reload

Недавние посты

17 ноября 2017 года в банкет-холле Белый зал состоялось празднование юбилея Новосибирской адвокатуры. 95 лет назад, решением губернского отдела юстиц...

20/11/2017

1/4
Please reload

Избранные посты

В отсутствие подхода, правил, механизма

Особенности проблемы качества медицинской помощи

 

 

Medice, cura te ipsum!

And Justice for All

 

Широта заявленной Татьяной Ивановой темы более соответствует монографии, чем краткому очерку. Нельзя не согласиться с уважаемым автором в том, что проблема уголовной ответственности медицинских работников актуальна и представляет большой научно-практический интерес. Разделяю беспокойство автора по поводу качества судебных медицинских экспертиз. На этой проблеме позволю себе остановиться подробнее, привлекая внимание адвокатской корпорации к очень важному распоряжению Правительства РФ от 27 декабря 2019 г. № 3225-р, которым утвержден план мероприятий («дорожная карта») по совершенствованию организации и производства судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз в РФ. Совершенствование нормативного правого регулирования судебно-медицинских и судебно-психиатрических экспертиз в РФ предусматривает определение потребности в различных видах СМЭ и СПЭ в федеральных округах Российской Федерации. Министерства и ведомства представят своё видение потребности в экспертизах. Следует отметить, что потребность в экспертизах есть не только у них, но и у гражданского общества. А единственным голосом гражданского общества, который может быть услышан, является квалифицированное мнение адвокатов, отстаивающих права и свободы граждан и вообще частный интерес. До сих пор ни Минюст, ни Минздрав РФ опроса среди адвокатов не проводили, и нашим экспертным мнением не интересовались. В четвертом квартале 2020 года должен быть представлен проект федерального закона о внесении изменений в ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации и иные законодательные акты РФ». Пути совершенствования образовательной деятельности и подготовка кадров для государственных судебно-экспертных учреждений, подробно расписанные в пунктах 10-13 «дорожной карты», явно не совершенны. Это позволяет прогнозировать, что имеющийся в настоящее время небезупречный подход к назначению для проведения экспертиз лиц, занимающих должность «эксперта», а не действительных ученых и практиков, имеющих наибольшие познания и опыт в соответствующих областях, сохранится. К сожалению, исполнителями всех мероприятий определены органы исполнительной власти и нет указания на их взаимодействие с экспертным сообществом, хотя существует запрос адвокатов о необходимости связи с ними при проведении масштабных изменений в деле судебно-экспертной деятельности. Следует просить Правительство РФ среди соисполнителей «дорожной карты» указать Федеральную палату адвокатов, адвокатские палаты субъектов Российской Федерации. Синергия будет отвечать вызову настоящего времени.

 

Т. Иванова отмечает отсутствие сформированного механизма возмещения вреда пострадавшему пациенту. Предлагается с участием адвокатов создавать критерии необходимости и достаточности предоставляемой пациенту информации о медицинском вмешательстве, рисках и возможных осложнениях, прогнозе при различной тактике лечения патологических состояний. Действительно, сформированные, своего рода «обычаи делового оборота» при оказании медицинских услуг, могли бы обозначить ту грань, за которой лежит не только нарушение медицинской этики и деонтологии, по и профессиональные правонарушения. Но это всего лишь решение частной прикладной задачи, в то время, когда основной конфликт врача и пациента не разрешается. Как бы ни был информирован пациент, и какими бы виртуозно исполненными формализованными бланками эта информированность не закреплялась, если у пациента и его близких возникает сомнение в качестве оказанной ему медицинской помощи, конфликт потребует разрешения правовыми способами в рамках обязательной процедуры. Субъективная неудовлетворенность медициной, объективно не способной вернуть утраченное здоровье и даровать бессмертие, то есть удовлетворить заведомо недостижимую потребность, не может преодолеваться только просвещением населения. Жажда справедливости, вызванная объективной потерей высших гуманитарных ценностей, таких как жизнь и здоровье, неизбежно требует установления ответственных за эти потери. Иногда «внутренняя картина болезни» или суждения о ней родственников пациента включают принятие неизбежности и независимости происходящего от воли человека. Такова судьба. Бог дал, бог и взял. Наука не доросла. Варианты психологической защиты могут быть весьма разнообразны. Но иногда ни оккультные, ни рациональные доводы не работают. Справедливость для всех воспринимается только как суровое уголовное наказание, длительное лишение свободы, для тех, кто молвой отнесен к «горе-лекарям». Агрессия в отношении медицинских работников, стремление к самостоятельному воздаянию, расправе, ограничиваются уголовно-правовыми мерами. Парадигма врачебного сообщества, категорически не принимающая каждый случай уголовно-правовой проверки в отношении врачей или медицинских организаций, сводящаяся к банальному тезису «врач не подсуден за ошибку» или попросту «наших бьют» не принесёт желаемого результата. Необходимо понимать, что подлинным назначением уголовного судопроизводства является, в том числе, защита личности (медицинского работника) от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения прав и свобод врача. Не паника и депрессия, а целенаправленная деятельность с помощью квалифицированных советов адвоката, защищают от уголовного преследования невиновных.

 

Особенностями современной стадии общественных отношений, складывающихся вокруг проблемы качества медицинской помощи, следует признать следующие. Не существует проработанного научно обоснованного и общепринятого подхода к дефектам оказания медицинской помощи. В массовом сознании превалирует крайне неопределенное представление о врачебной ошибке. Пора достичь согласия в том, что врачебной ошибкой может именоваться только такой неудовлетворительный и не неизбежный результат медицинского вмешательства, который не обусловлен виновными действиями врача. Наличие признака вины полностью исключает врачебную ошибку. Например, раннее назначение стартовой комплексной терапии ex juvantibus, несмотря на нежелательные побочные эффекты терапии, может достичь своей цели – установления диагноза и последующего эффективного лечения. А в случае недостижения цели будет иметь место врачебная ошибка. Однако, эта ошибка вызвана правомерными и спланированными действиями врача и не наказуема. В отличие от врачебной ошибки, иные случаи снижения качества и безопасности медицинского вмешательства, обусловлены умышленным или неосторожным отступлением от клинических рекомендаций, алгоритмов, утвержденных методик. В зависимости от степени нарушения прав пациента и интересов медицинской организации неправомерные действия или бездействие врача будут порождать дисциплинарную, административную, уголовную ответственность.

 

Следующей проблемой является десятилетиями не реализуемая концепция обязательного страхования профессиональной ответственности врачей и медицинских работников. Отсутствие единых правил страхования, недостаточная заинтересованность врачей и медицинских организаций в страховании из-за достаточно распространенного недоверия к страховым механизмам, являются проблемами добровольного страхования гражданской ответственности в сфере здравоохранения. Хотя некоторые страховые организации предлагают при наступлении страхового случая возмещение вреда жизни и здоровью третьих лиц в соответствии с требованиями Гражданского кодекса РФ, покрытие расходов на оказание юридической помощи при ведении дел в судах, включая оплату помощи адвокатов (представителей), расходов на оплату экспертизы, а также иных согласованных со страховщиком расходов, произведенных с целью уменьшения заявленных пациентами требований о возмещении вреда, по данным различных компаний всего несколько процентов медицинских организаций заключают такие договоры. При выборе дополнительной опции страхования подлежит возмещению моральный вред. Пациент, при достаточной степени предусмотрительности, должен при выборе медицинской организации, отдавать предпочтение той, которая страхует гражданскую ответственность врачей. По крайней мере, они не столкнутся с невозможностью получить возмещение по решению суда из-за отсутствия имущества или ликвидации какого-нибудь общества с уставным капиталом в 10 тыс. рублей.

 

На примере недавних событий, связанных с возбуждением уголовного дела в отношении главного внештатного инфекциониста одного из южных субъектов Российской Федерации, рассмотрим пробел в правовом регулировании ответственности медицинских работников, заставляющий решать конфликт только в суде. Вернувшись из государства с крайне неблагополучной эпидемиологической обстановкой по COVID-19, гражданка проигнорировала необходимость изоляции на срок 14 суток. Посещала не только свое рабочее место, но и принимала участие в массовых мероприятиях. Депутат Государственной Думы г. Онищенко выступил в её защиту, заявив, что возможно призвать к ответу не прибегая к уголовному преследованию. Соответствует ли существующая дисциплинарная ответственность тяжести проступка этого специалиста? Мне представляется, что адекватной мерой наказания может быть только полный запрет на профессиональную деятельность. Однако, ректор может уволить сотрудника кафедры, но не лишить возможности занимать врачебную должность в лечебно-профилактическом учреждении. В профессиональном врачебном сообществе отсутствуют механизмы, аналогичные дисциплинарному производству в адвокатских палатах. К сожалению, лишить права на осуществление врачебной деятельности без решения суда невозможно. Было бы полезно для восстановления авторитета врачебной профессии в обществе предусмотреть обязательное членство практикующих и преподающих врачей в профессиональной ассоциации. И право профессиональных врачебных ассоциаций возбуждать дисциплинарные производства. Для тех, кто совершил грубый проступок, фактически предав основной принцип врачебной профессии primum non nocere, предав интересы пациентов, не должно быть места во врачебной среде, а тем более возможности преподавать что-либо студентам медицинских учебных заведений. Поэтому порыв защитить от возможного наказания данное лицо не находит у меня отклика.

 

Не считая, что цель статьи была достигнута автором в полной мере, не могу не поблагодарить Татьяну Иванову за попытку внести вклад в работу адвоката по «медицинским делам». Оптимизм автора, рассчитывающего на продолжение цикла публикаций и призыв следить за выпусками «Адвокатской газеты», разделяю и приветствую.

 

https://www.advgazeta.ru/mneniya/v-otsutstvie-podkhoda-pravil-mekhanizma/

Please reload

Please reload

Поиск по тегам
Please reload

Архив

Коллегия адвокатов

Новосибирской области​

"Полковников, Тарасюк и партнёры" 2017